^^

М Михаил Буров

(Михаил Никитич Буров)

Родители

Браки и дети

Братья или сесты

Заметки

Личные заметки

Маляр
1907 - вступил в РСДРП(б)
26 ноября 1917 - председатель Орловского Военно-Революционного Комитета
январь 1918 - председатель Орловского Совета Народных Комиссаров
январь 1918 - май 1918 - председатель Орловского губернского Комитета партии
11 - 20 декабря 1920 и 4 октября 1921 - январь 1922 - председатель Волынской губернской чрезвычайной комиссии по борьбе с контрреволюцией и саботажем
январь 1921 - 24 июня 1921 - председатель Донской областной ЧК
1927 - 1928 - заместитель председателя Правления "Гипромез", Ленинград
28 апреля 1928 - заместитель председателя Комитета по химизации народного хозяйства при СНК СССР (во главе с членом Политбюро ЦК ВКП(б), заместителем председателя Совнаркома и Совета Труда и Обороны (СТО), наркомом путей сообщения СССР, председателем валютно-финансовой Комиссии СТО Я.Э.Рудзутаком)
26 февраля - 5 марта 1931 - участник XV Всероссийского съезда Советов рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов, избран членом ВЦИК
Персональный пенсионер республиканского значения

[Именной указатель к книге В.Я.Кирпотина «Ровесник Железного Века» М., Захаров, 2006. Стр. 30, 34, 35
http://www.zakharov.ru/books/press_book/252/]

[http://whp057.narod.ru/orlov.htm]

[Петров Н.В., Скоркин К.В. Органы ВЧК-ГПУ-ОГПУ на Северном Кавказе. (1918-1934 гг.)
http://www.kavkaz-uzel.ru/bookstext/books/id/724560.html
http://www.knowbysight.info/1_UKRA/06139.asp]

[http://www.ihst.ru/projects/sohist/books/nauka1926-32.pdf
http://bse.sci-lib.com/article119028.html
http://www.niichimash.ru/history/h2.php]
______________________________________________________________________________________________
1917 г. Формирование органов Временного правительства в Орловской губернии.
3(16) марта 1917 в Орле образован Совет рабочих депутатов
10 (23) марта в него вошли представители солдат Орловского гарнизона
9 (22) марта 1917 вышел первый номер газеты "Известия Совета рабочих депутатов", с которой ведет свое начало областная газета "Орловская правда"
29 апреля - 2 мая (2-15 мая) 1917 в Орле проходила губернская конференция Советов рабочих и солдатских депутатов. Избрано губернское бюро
15 (28) июня 1917 1-й губернский съезд крестьянских депутатов принял решение о передаче всей помещичьей земли в распоряжение волостных комитетов
1 (14) ноября 1917 Орловский Совет рабочих и солдатских депутатов совместно с представителями полковых, ротных, заводских комитетов и профсоюзных организаций впервые принял большевистскую резолюцию, одобрявшую Октябрьскую революцию в Петрограде. 4(17) ноября под влиянием меньшевиков и эсеров эта резолюция была отменена. Состоявшийся общегубернский съезд Советов крестьянских депутатов выразил враждебное отношение к вооруженному выступлению большевиков в Петрограде
12 (25) ноября 1917 в городе Орле создана рабоче-крестьянская милиция
12-14 (25-27) ноября 1917 в губернии прошли выборы в Учредительное собрание. За кандидатов от партии эсеров было отдано 61%, большевиков - 29,6% всех голосов избирателей
25 ноября (8 декабря) 1917 избран исполком Орловского Совета рабочих и солдатских депутатов, большинство в котором получили большевики
26 ноября (9 декабря) 1917 в городе Орле избран Военно-революционный комитет, к которому перешла вся власть в городе
10 (23) января 1918 общее собрание Орловского Совета рабочих и солдатских депутатов совместно с полковыми, ротными и заводскими комитетами и правлениями профсоюзов приняло резолюцию о признании ЦИК Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов единственной законной властью в стране
24-29 января (6-11 февраля) 1918 состоялся 1-й губернский съезд Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. Избраны губисполком и губсовнарком
6 марта 1918 при губернском Совете создана комиссия по охране памятников искусства и художественных ценностей
11 марта 1918 образован единый Орловский губернский Совет рабочих, солдатских и крестьянских депутатов
13 марта 1918 на чрезвычайном объединенном заседании губернского Совета, губсовнаркома и губбюро Совета крестьянских депутатов принято решение о создании единой Советской власти в губернии
март-май 1918 в Орле располагался штаб Верховного главнокомандующего войсками юга России В. А. Антонова-Овсеенко.

[© 2002 Орловское информбюро http://www.oryol.ru/material.php?id=412 ]
______________________________________________________________________________________________
В конце июля начале августа в Ливнах состоялась нелегальная конференция левых эсеров юго-восточной части Орловской губернии. В резолюции, принятой конференцией, было записано: "большевики это приказчики германского империализма", "большевики душители трудового крестьянства". Конференция приняла постановление организовать восстание. В уезде велось объединение всех враждебных большевикам политических партий и организаций. Стал создаваться штаб восстания, в который вошли представители левых эсеров, бывшие офицеры Русской армии, крестьяне; стал разрабатываться план выступления, налаживалась связь и разведка, продолжались поиски оружия.
Все это дало коммунистам основание именовать крестьянское восстание в Ливенском уезде не иначе как "кулацко-эсеровским мятежом", иногда прибавляя к этому слово "белогвардейский". И если первое словосочетание имеет под собой хоть какую-то почву, то "белогвардейский мятеж", применительно к событиям августа 1918 г. в Ливенском уезде, выглядит явно несуразно. Просматривая документы того времени, читая воспоминания участников подавления крестьянского восстания, я не увидел ни одного свидетельства в пользу того, что в нем участвовали или были хоть как-то задействованы белогвардейцы.
Конечно, уездное ЧК чувствовало надвигающуюся угрозу. Продолжались аресты "враждебных элементов", закрывались храмы и подвергались репрессиям священники, естественно, в первую очередь те, которые не признавали власти Советов. Одновременно с этим начался принудительный призыв на военную службу в Красную армию лиц, служивших в войсках унтер-офицерами. В Ливнах за 4 дня было призвано и находились на сборном пункте военкомата на Акатовой улице 2000 унтер-офицеров. Но предотвратить восстание большевики так и не сумели.
Вскоре восставших поддержали и в самом городе, хотя поддержка эта выразилась не в вооруженном выступлении, а всего лишь в отказе подавлять его. 2000 призванных унтер-офицеров собрались на митинг и постановили "разойтись по домам", что и сделали за небольшим исключением. Таким образом, попытка большевиков подавить восстание при помощи мобилизованных унтер-офицеров провалилась.
А в деревнях росло крестьянское выступление против большевицкой диктатуры. Крестьяне мстили за действия военно-ревизиционных отрядов, за расстрел своих родственников и местного духовенства, за поругание и осквернение храмов. В селе Крутое крестьяне арестовали большевиков Григория Шподкина и Стефана Кобцева, были убиты руководители волостных комбедов Медвижинского, Большовского, Знаменского. Главный штаб восстания расположился в селе Кривцова-Плата Кудиновской волости. Повстанцы собрали "войско" человек 600, вооружили их захваченным у большевиков оружием: винтовками и даже несколькими пулеметами. Вокруг села были вырыты окопы. Местные большевицкие руководители Аким Булавин и Дмитрий Пятин были схвачены местными жителями и убиты. Посланных в село 4 красногвардейцев восставшие раздели, избили и отпустили в Ливны к начальству15. Это было 14 августа.
Базой для сосредоточения основных сил повстанцев стали деревни Козьминка и Бородинка. Быстро организуясь, сметая волостные и сельские Советы, восставшие захватывали всюду, где только можно, оружие. За короткий срок силы повстанцев выросли в 5 значительных отрядов под командой И.И. Клепова, Я.Н. Чернского и И.Н. Фурсова, которых Федор Ковалев в своей книге почему-то упорно определял как "белогвардейцев".
15 августа 1918 г. собрался на заседание Ливенский уисполком под председательством Прикащикова. Постановили: "Подтвердить введение в городе Ливнах и его уезде осадного положения, повторить приказ о мобилизации унтер-офицеров и избрать коллегию из 5 товарищей по ликвидации контрреволюционного выступления в Ливенском уезде, которым передать всю полноту как оперативной, так и политической власти в Ливенском уезде. В состав коллегии вошли уполномоченные от губисполкома товарищи Буров и Переславский и от Ливенского уездного исполкома товарищи Приказчиков, Баранов, Долгих". В помощь местным большевикам послали отряд интернациональных войск численностью 49 человек, понимая, что местные части Красной гвардии, состоявшие в основном из крестьян, могут отказаться стрелять в таких же как и они сами крестьян-повстанцев.
Но пока удача была на стороне восставших. 18 августа восставшие двинулись на город. Навстречу наступавшим из восточных волостей повстанцам был послан отряд в 80 большевиков и 55 красногвардейцев с 2 пулеметами под руководством Селитренникова. Когда стемнело, его отряд был разгромлен восставшими.
В 9 часов вечера, когда после экстренного заседания уисполкома его члены стали выходить из здания, на лестнице их встретили повстанцы криком: "Руки вверх!". Шестопалов и Коган открыли по ним огонь из револьверов, те растерялись и разбежались (очевидно, у них не было огнестрельного оружия К.Т.). Октябрьский (Приказчиков) и предгубчека уехали на легковой машине в сторону Орла "за помощью". Командование обороной города перешло в руки Шестопалова.
Вблизи города начали сосредотачиваться отряды повстанцев, около городской тюрьмы их собралось около 5000.
Чрезвычайной комиссией было сделано распоряжение занять все выходы в город, за город были также посланы заставы, и тут началась перестрелка, перешедшая в затяжной бой. Наступающие открыли огонь из захваченых ими пулеметов. Насколько могу понять, на этот момент артиллерия у обоих сторон отсутствовала. Несмотря на свою малочисленность (по данным в книге Ковалева, у большевиков было всего 200 человек при двух пулеметах), красноармейцы начали давать довольно энергичный отпор. Но тут в тыл большевиков ударили поддержавшие восстание горожане и вынудили их оставить позиции на окраине города.
Красные войска отступили к вокзалу. К ним на помощь прибыл предгубчека Буров со своим отрядом, но это не оказало существенного влияния на ситуацию. Буровым были даны телеграммы в губернский военкомат и по линии Тула - Орел - Курск с просьбой о высылке помощи. Но события развертывались с такой быстротой, что не было никакой возможности получить своевременное подкрепление.
Вечером 18 августа восставшие захватили арсенал и казначейство. Буров со своим отрядом отступил в сторону Русского Брода. Совет с оставшимися большевиками оказался в осаде.
На второй день начали подходить восставшие и с Воронежского большака. К вечеру 19 августа сопротивление большевиков было окончательно сломлено. На короткое время пала советская власть в городе Ливны, население уезда искренне радовалось полученной свободе. "Далеко за город разносился несмолкаемый колокольный звон. Непрерывные молебствия, ярко сверкающие облачения, облака кадильного дыма, несмолкавшее пение".
Не обошлось и без самосудов по отношению к большевицким активистам. Крестьяне и горожане мстили своим палачам. Восставшими были казнены: член уисполкома С.И. Иванников, представитель уездного продкомитета А.В. Долгих, комиссар юстиции К. Коган, секретарь ЧК по борьбе с контрреволюцией П. Горбач. На улице можно было увидеть тела советских работников. Помещения советских учреждений были разгромлены.
В книге "Ливны" приводится свидетельство одного из очевидцев тех событий: "в толпе были бывшие мещане и другие городские жители, и жители пригородов ямские, казацкие и другие. Всюду, где мы проходили, везде была масса людей с вилами, топорами и просто дубинами. И всюду, где меня вели, массы крестьян. Говорят, что крестьян было около 12 тысяч". Отмечу сразу, что для города Ливны, особенно в описываемое время, цифра более чем внушительная. Так что коммунистический тезис о том, что это был просто кулацко-эсеровский мятеж, не поддержанный основной массой народа, не выдерживает критики.
Но, к сожалению, радость победителей не была долгой. Находясь в состоянии эйфории от победы, они не только не стали предпринимать никаких активных наступательных действий, но даже не позаботились об обороне города. За что вскоре поплатились. Единственное, что они успели сделать, так это выпустить воззвание к крестьянам. Текст этого воззвания, к сожалению, обнаружить не удалось.
Ответные действия большевиков не заставили себя долго ждать. Уже в тот же день (19 августа) на ситуацию в Ливенском уезде Орловской губернии обратил внимание лично В.И. Ленин. Им были посланы телеграммы Здоровецкому исполкому на имя Бурова, Переславского и копия телеграммы Губсовдепу о беспощадном подавлении кулацкого лево-эсеровского восстания в Ливенском уезде.
К городу уже приближались эшелоны с карательными силами большевиков, в число которых входили: красногвардейский железнодорожный отряд Орла, возглавляемый Н.В. Сорокиным, артиллерийский полк, кавалерийская часть С. Шабошвили, отряд Орловского гарнизона под руководством Семашко. Два крупных вооруженных отряда лебеденский и теличенский вместе с бронепоездом из Курска, вооруженным трехдюймовым орудием и двумя станковыми пулеметами, интернациональный отряд. Интернационалистами руководили член губисполкома Мирон Абрамович Переславский и комиссар Фред Густавович Ионелейт (его называли товарищ Эго). В ходе этой операции, как это часто бывало в гражданскую войну, интернациональный отряд сыграл у большевиков роль главной ударной силы и был одной из самых боевых и надежных частей Советов.
Когда все силы были собраны, красные двинулись на город. К ним присоединились сумевшие спрятаться от крестьянской расправы ливенские большевики. Кое-как вооруженные, слабо организованные и полностью лишенные артиллерии повстанцы пытались закрепиться на подступах к городу и отбить атаку большевиков, но тщетно! Жестокий артиллерийский огонь разрушал позиции повстанцев. После артподготовки красноармейцы начали энергичное наступление и стали теснить восставших. Отряды повстанцев не могли успешно противостоять прекрасно вооруженным и многочисленным подразделениям красных. Особого успеха в ходе этой операции добились бойцы-интернационалисты, хотя и сами понесли ощутимые потери. Вскоре восставшие были вытеснены за пределы города и рассеяны огнем артиллерии, частью бежали, частью были уничтожены.
20 августа в Москву пошло донесение о том, что "установленные в Ливнах и окрестностях контрреволюционные и белогвардейские засады расстреливаются из орудий. Банды бегут. Взято много пулеметов. Сводятся группы арестованных. Отмечаем беспримерное мужество и храброе поведение посланного из Орла интернационального отряда Коммунистической партии. Восстание можно считать ликвидированным вдребезги".
Тем же днем Ленин посылает Ливенскому уисполкому ответную поздравительную телеграмму: "Приветствую энергичное подавление кулаков и белогвардейцев в уезде. Необходимо ковать железо пока горячо и, не упуская ни минуты, организовать бедноту в уезде, конфисковать весь хлеб и все имущество у восставших кулаков, повесить зачинщиков из кулаков, мобилизовать и вооружить бедноту при надежных вождях из нашего отряда, арестовать заложников из богачей и держать их, пока не будут собраны и ссыпаны в их волости все излишки хлеба. Телеграфируйте исполнение. Часть образцового Железного полка пошлите тотчас в Пензу. Предсовнаркома Ленин".
Еще один документ. Телеграмма 22 августа 1918 г. председателю СНК В.И. Ленину о ликвидации контрреволюционного мятежа в г. Ливны: "Восстание ликвидировано. Ваше распоряжение приводится в исполнение. Похороны были сегодня, при торжественном участии города. С подробным докладом будем. Виновные расстреляны. Дальнейшие аресты производятся. Буров, Переславский".
А черту под все этим подводит газета "Известия ВЦИК": "За все время сражений революционные войска потеряли свыше 70 товарищей, среди них 4 лучших советских работника. Белогвардейцев выбыло убитыми свыше 300 человек. Главари и местные видные буржуа расстреляны. Так советская власть, власть беднейших трудящихся масс, расправляется с врагами трудового народа, врагами революции, пытавшимися предательски нанести удар победоносной грядущей мировой революции и социализму".

[Константин Таратухин. Крестьянское восстание в Ливенском уезде Орловской губернии в августе 1918 года
Опубликовано: Белая Гвардия. N 6. Антибольшевицкое повстанческое сопротивление. М.: Посев, 2002.
http://dankovkazak.borda.ru/?1-2-0-00000271-000-0-0-1217881942]
______________________________________________________________________________________________
13 февраля 1968 года одной из улиц Орла присвоено наименование "улица Бурова"

[http://prishvinka.narod.ru/Ulici.pdf]
______________________________________________________________________________________________
Там, в Орле, дядя Поль остановился у Михаила, старше его на 10 лет. Михаил, вообще, был старший сын.
Был он человеком талантливым и активным. В 1907 году вступил в партию, как уж тогда она называлась. Выписывал журнал гарибальдийский (когда шла революция Гарибальди в Италии). Дядя Михаил читал художественную литературу, а когда все ложились - политическую. Он занимал большие должности в Совнаркоме Украины, чуть ли не был его председателем. Потом был в Москве. В 29-30 годах и бабушка 15 лет приехала в Москву учиться. Михаил принял ее на 1-2 ночи у себя в гостинице «Националь», где бабушка спала клубочком в кресле. Михаилу пришлось надавить, чтобы бабушку взяли в техникум: она была слишком молоденькой. Но взяли-таки. Следом в Москву перебрался Слава, а там и Настя со Степаном.
В конце концов Михаила Никитовича, конечно, забрали. Его жена-вдова и двое детей Ася и Володя остались без кормильца. Дядя Поль принял на себя роль главы семейства.

[Запись рассказа дяди Поля (Полиэвкта) от 20 января 1990 года, сделанная Юлией Тюриной]

Ветвь фамильного дерева

Михаил Буров   картинку
Акулина (Девичья фамилия неизвестна)
   
| |



|
картинку
Никита Буров
  Анна (Девичья фамилия неизвестна)
| |



|
Михаил Буров 1889-1955